Loading...

Спецкурс Карнавал в Школе Образности

Опубліковано: 11 Січня 2018 автор Наталія ТокарчукIn Бібліотека Карнавалупозначено бібліотека карнавалубез коментарів

Происхождение спецкурса "Карнавал"

Как мы пришли к пониманию необходимости проведения регулярных карнавалов

Первым этапом обучения в Школе Образности является освоение безобразной импровизации в свободных поведенческих формах. Свободные означает несоциальные, незавершенные, неустойчивые, подобно исследовательскому поведению ребенка первого года жизни: знакомства с возможностями тела и голоса. Безобразная импровизация – это игровая основа актера, техника, производящая материал для будущих образов. Созвучия с разработанной А.Токарчуком «безобразной импровизацией» мы обнаружили в теории культуры, литературы и в философии. Понятия «карнавализация» М.Бахтина, «диониссийское начало» Ф.Ницше, «заумь» В.Хлебникова очень перекликаются с «безобразной импровизацией». Безобразная импровизация –  эксперименты со своими средствами выразительности, выход в непривычные для себя ритмы, амплитуды, темпы, рисунки движений, опоры и т.д. Это телесное бессознательное актера, его живые недра, плодотворный хаос. Это пра-слова и пра-образы, не связанные с определенным смыслом. Это беспорядочное буйство выразительных средств.

Чем обеспечивается зрительский интерес к актерскому жесту, слову, действию? Его непредсказуемостью. Когда актер реально здесь и сейчас видит перед собой множество возможных ходов, то и зритель их видит. Зрителю интересно наблюдать, как рискует актер, как преодолевает стихию множества, как выбирает из возможных вариантов управления какой-то один, наилучший с его точки зрения. Между множеством и единицей возникает поле напряжения, игровое поле, которое создает актер и в которое затягивает зрителя. Но когда актер применяет поведенческие клише, нет никакого множества, а лишь безжизненная скучная предсказуемость. Творчество возможно от избытка, а не от недостатка. «Избыток» мы нарабатываем техникой безобразной импровизации.

Однако, каждый раз на этом этапе учебы мы сталкиваемся с глубинной внутренней несвободой студентов, с парализующим страхом перед собственной эмоциональностью, собственным ритмом и вообще перед реальным собой. Интерес к своему телу, к его возможностям отсутствует. Стратегия управления собой – насилие, взвинчивание себя, истерика, выбивание из себя эмоций. Опора – вовне, в общественном мнении, в других людях. Доверия себе – нет.

Обучаясь безобразной импровизации, студенты пробуют на вкус сотни различных движений тела, мимик, походок, телесных опор, осанок, напряжений в разных частях тела, пространственные рисунки движений, варианты звучания голоса, нестандартные сочетания движений частей тела и голоса. Все это пространство вариантов собственного поведения увлекает в процессе групповых занятий под диктовку педагога. Но, когда нужно самостоятельно играть с параметрами движений, индивидуально импровизировать, все возвращается на стартовые позиции к своим проверенным стререотипным движениям. В условиях свободы, человек «крутит» один и тот же поведенческий рисунок.

Это можно сравнить с тем, как человеку, который рисует только простым карандашом одну и ту же фигуру, показали большую палитру красок, их сочетаний, а также варианты линий, пересечений, узоров и под присмотром, в группе таких же, как он, научили элементарно рисовать разными красками. Затем сказали: «Рисуй сам все что хочешь!» И все как один достали свой простой карандаш и стали рисовать «свою фигуру». Причем эта фигура видна всем, кроме него. Мы это назвали паразитирующим автоматизмом или поведенческим паразитом. Незнание своего паразита делает невозможным дальнейшее обучение актерскому искусству. Он очень силен. Эти, казалось бы, безобидные однотипные движения тела, как показала многолетняя практика, связаны со всей структурой личности. Паразит имеет свою историю, свои утверждения о мире, свою мораль, которую жестко навязывает своему хозяину. Избавиться от него практически невозможно, но можно знакомиться, изучать, контролировать. Делать это нужно осторожно, легко, играючи, без насилия, а с другой стороны дерзко, безбашенно, отвязно.

Тут нам помог карнавал Михаила Бахтина, как временный бунт против любого установившегося  уклада, против обыденности, против всего автоматического, само собой разумеющегося, шаблонного, общепринятого с целью хорошенько встряхнуть это все, перевернуть с ног на голову и заставить танцевать в безумной пляске. Мы и назвали этот курс “Карнавал”.

Коментарів немає(0)

Залишити коментар

 Previous222  All works Next